на главную страницу


московское барокко стилевое направление в архитектуре Москвы и Подмосковья конца XVII - начала XVIII вв. Для стройных, часто центричных по композиции и многоярусных церквей (Церковь Бориса и Глеба в Зюзине, Церковь Воскресения в Кадашах, Церковь Покрова в Филях, Церковь Троицы в Троице-Лыкове и др.), гражданских и жилых построек (Сухарева башня, палаты Троекуровых и др.) в стиле московского барокко характерны логичность в соотношении масс, пышность белокаменного декора, в котором своеобразно интерпретированы орнаментальные и ордерные элементы западноевропейского барокко - картуши, "разорванные" фронтоны, колонки и пилястры с растительными капителями и т.п. Поскольку многие подобные церкви строились в имениях бояр Нарышкиных, московское барокко называют также нарышкинским барокко или "нарышкинским стилем". См. также барокко
"Нарышкинский" корпус Высокопетровского монастыря.

барокко стиль в архитектуре конца XVI - середины XVIII вв., отличающийся декоративной пышностью. Для архитектуры барокко характерны живописная пластика фасадов, богатая игра светотени, сложные криволинейные планы, пышная декоративная лепнина и насыщенная окраска зданий. Так называемое московское барокко конца XVII - начала XVIII вв. (церковь Покрова в Филях и церковь Троицы в Троице-Лыкове и др.) было ещё тесно связано с традициями древнерусской архитектуры. Ближе к европейскому барокко памятники московского зодчества первой половины и середины XVIII в., в которых многочисленные заимствования из западноевропейской и восточноевропейской (особенно украинской) барочной архитектуры сочетаются с композиционными приёмами, развивающими принципы русского зодчества XVII в. (например, постройки И.П. Зарудного - "Меншикова башня", церковь Иоанна Воина). В формах зрелого европейского барокко построены дом Апраксиных-Трубецких, церковь Климента папы Римского, "Грот" в Кускове (1755-75, архитектор Ф.С. Аргунов), некоторые церкви по проектам К.И. Бланка и др.

классицизм стиль в архитектуре XVIII - первой половине XIX вв., одной из важнейших черт которого явилось обращение к образам и формам античного зодчества (ордерная система с колоннами) как идеальному эстетическому эталону.
Наиболее характерным элементом классицистической постройки является портик, увенчанный фронтоном или аттиком и эффектно выделяющий центральную часть здания; нижний ярус часто бывает обработан рустом, в верхних ярусах преобладают гладкие плоскости стен. Часто встречающимся мотивом церковных построек становится венчающая храм купольная ротонда. В истории стиля выделяются периоды раннего и зрелого классицизма (1760-е гг. - начало XIX в.; постройки В.И. Баженова, М.Ф. Казакова, К.И. Бланка и др.) и поздний классицизм - ампир. Произведения мастеров классицизма во многом предопределили масштаб и характер дальнейшей застройки Москвы. К выдающимся образцам московского классицизма относятся усадьба Барышникова, усадьба Баташева, Воспитательный дом, дом Демидова, Кригскомиссариат, дом Пашкова, церковь Филиппа Митрополита и др.

эклектика направление в архитектуре 1830-90-х гг., противопоставившее строгой нормативности и единообразию композиционных решений позднего классицизма разнообразие, широкую свободу выбора стилевых прототипов. В московской архитектуре второй половины XIX в. наряду с "русско-византийским стилем" в крупнейших государственных и церковных постройках и "русским стилем" в общественных сооружениях, призванных выразить возрождение национальной культуры, во многих зданиях (в том числе совершенно нового типа, таких, как вокзалы, банки, торговые, конторские здания, крупные доходные дома) использовались элементы "европейских", так называемых "исторических", стилей (неоренессанс, необарокко, неорококо, неоготика). Несмотря на "многостилье", эклектика тяготела к созданию больших городских ансамблей в "русском" или "европейском" стилях (Красная и Лубянская площади, застройка Китай-города). Современный облик исторической части Москвы во многом сформирован эклектикой, основные принципы которой соответствовали требованиям укрупнившегося масштаба застройки. "Фасадная" архитектура эклектики, несмотря на некоторую дробность и монотонную повторяемость деталей, придала фронтальной поверхности зданий большую рельефность и живописность, в ней активно использованы рустовка, формы ордерного декора, богато украшенные наличники, тонко проработанная декоративная лепнина, стукковая скульптура, рельефы и статуи, в том числе фигуры атлантов и кариатид; появление эркеров внесло в структуру декора сильные пластические акценты. Большое внимание уделялось градостроительной роли крупных зданий, выразительности их силуэта, который заканчивался эффектными, издалека заметными куполами или островерхими покрытиями с гребнями. Характерной особенностью застройки Москвы 1870-90-х гг. стало появление монументальных, представительных, нередко перегруженных декором, иногда причудливых и вычурных по своим формам зданий, тем не менее достаточно органично "вошедших" в структуру города (Государственный банк на Неглинной улице, архитектор К.М. Быковский, 1893-95; Международный торговый банк на Кузнецком мосту, архитектор С.С. Эйбушитц, 1898; Сандуновские бани, архитектор Б.В. Фрейденберг, 1894-95). Для общественных зданий и особняков эклектики характерна отделка интерьеров в различных "исторических стилях" (классицизирующих, неоготическом, "мавританском" и др.).


"русский стиль" псевдорусский стиль, стилевое направление в архитектуре второй половины XIX в., в поисках национальной самобытности ориентировавшееся на древнерусское зодчество. С 1830-х гг. многие крупные соборы и общественные здания строились в формах так называемого русско-византийского стиля, получившего официальную поддержку со стороны Императорского двора и Святейшего Синода (постройки К.А. Тона: Большой Кремлёвский дворец, 1837-49, храм Христа Спасителя, 1839-83). С середины XIX в. начинает развиваться иная, более демократическая ветвь "русского стиля", ориентирующаяся в основном на формы национального зодчества XVII в. В постройках Н.В. Никитина ("Погодинская изба", 1856), А.Л. Гуна (дом Пороховщикова, 1872), И.П. Ропета, В.А. Гартмана (павильоны Политехнической выставки в Москве, 1872) широко используются мотивы и детали русской деревянной жилой архитектуры, декоративные элементы, заимствованные из вышивки и других форм народного искусства. Композиционные принципы и декоративный строй московского церковного каменного зодчества второй половины XVII в. легли в основу многих общественных сооружений Д.Н. Чичагова (здание Городской думы, 1890-92), А.Н. Померанцева (Верхние торговые ряды, 1889-93), В.О. Шервуда (Исторический музей, 1874 - 1883) и др. С начала XX в. "русский стиль" получает новое развитие в общем русле стиля модерн; в так называемом неорусском стиле на смену прежнему буквальному воспроизведению деталей приходит широко понимаемая стилизация, свобода формообразования и пластических решений.

неорусский стиль направление в русской, в том числе в московской, архитектуре конца XIX в. - 1910-х гг., широко использовавшее мотивы древнерусского зодчества в целях возрождения национального своеобразия русской культуры. В отличие от предшествующего (и отчасти параллельного) ему "русского стиля", неорусский стиль характеризуется не точным копированием отдельных деталей, декоративных форм или объёмов, а обобщённостью мотивов, тонкой и творческой стилизацией стиля-прототипа. Общие принципы формообразования (от интерьера к наружным формам), пластичность, яркая декоративность построек неорусского стиля позволяют рассматривать его в качестве национально-романтического течения в рамках стиля модерн. В арсенал стилизуемых форм включались мотивы основных школ древнерусского зодчества (киевской, владимиро-суздальской, новгородской, псковской, московского барокко, народная деревянная архитектура). В проектировании построек участвовали художники: С.В. Малютин (доходный дом Перцовой в Соймоновском проезде, 1905-07, совместно с архитектором Н.К. Жуковым), В.М. Васнецов (фасад Третьяковской галереи, 1900-05). Одновременно к строительству в неорусском стиле обратились архитекторы, представители модерна: Ф.О. Шехтель (Ярославский вокзал в Москве, 1902-04), И.Е. Бондаренко (старообрядческие церкви, в том числе церковь Поморского согласия в Токмаковом переулке, 1907-08). С середины 1900-х гг. неорусский стиль претерпел существенную внутреннюю эволюцию: свободная, импровизационная стилизация сменяется более жёстким ретроспективизмом, сходным с ретроспективизмом неоклассицизма. Представители позднего неорусского стиля почти буквально воспроизводят формы древнерусских построек (собор Марфо-Мариинской обители, 1908-12, архитектор А.В. Щусев) либо "накладывают" русскую традиционную орнаментику на рационально спланированные объёмы (здание Ссудной кассы в Настасьинском переулке, 1914-16, архитектор В.А. Покровский).

модерн стиль в архитектуре конца XIX - начале XX вв., стремившийся противопоставить характерным для XIX в. эклектическим заимствованиям из художественного наследия прошлого целостное эстетическое мироощущение (создаваемое с помощью синтеза искусств и широкого применения новых материалов и конструкций). Черты стиля модерн - тенденция к комплексному решению архитектурно-планировочных и декоративных задач (уделяется особое внимание оформлению интерьера), изысканные живописные эффекты, увлечение "текучими" формами, как бы воспроизводящими ритмы живой природы, преобладание растительных орнаментов (стилизованные лилии, ирисы, орхидеи) и т.д. - нашли в московском зодчестве этого периода интенсивное и своеобразное развитие, наиболее отчётливо проявившись в произведениях Ф.О. Шехтеля. Среди характерных московских построек в стиле модерн: Сандуновские бани (Корпус магазинов, 1895, архитектор Б.В. Фрейденберг; Неглинная улица, 14), старое здание МХАТа, бывший дом Рябушинского (ныне Музей-квартира М. Горького), Ярославский вокзал, гостиница "Метрополь" (1899-1903, архитектор В.Ф. Валькот), дома Миндовского (Поварская улица, 44) и Исакова (улица Пречистенка, 28) - оба начала 1900-х гг., архитектор Л.Н. Кекушев.
В рамках модерна, но как особая его разновидность развивался неорусский стиль - национально-романтическое течение, перерабатывавшее формы древнерусского и народного зодчества (церковь Марфо-Мариинской обители, 1908-12, архитектор А.В. Щусев; здание Казанского вокзала и др.).


на главную страницу